Острая лучевая болезнь

  Острая лучевая болезнь (ОЛБ) пред­ставляет собой одномоментную травму всех органов и систем организма, но пре­жде всего — острое повреждение наслед­ственных структур делящихся клеток, преимущественно кроветворных клеток костного мозга, лимфатической системы, эпителия желудочно-кишечного тракта и кожи, клеток печени, легких и других органов в результате воздействия иони­зирующей радиации.       

 Будучи травмой, лучевое повреждение биологических структур имеет строго количественный характер, т. е. малые воз­действия могут оказаться незаметными, большие могут вызвать гибельные пора­жения. Существенную роль играет и мощность дозы радиационного воздей­ствия: одно и то же количество энергии излучения, поглощенное клеткой, вызы­вает тем большее повреждение биологи­ческих структур, чем короче срок облуче­ния. Большие дозы воздействия, растяну­тые во времени, вызывают существенно меньшие повреждения, чем те же дозы, поглощенные за короткий срок.
 Основными характеристиками лучево­го повреждения являются таким образом две следующие: биологический и клини­ческий эффект определяется дозой облу­чения («доза- эффект»), с одной сторо­ны, а с другой, этот эффект обусловлива­ется и мощностью дозы («мощность дозы- эффект»).
 Непосредственно после облучения че­ловека клиническая картина оказывает­ся скудной, иногда симптоматика вообще отсутствует. Именно поэтому знание до­зы облучения человека играет решаю­щую роль в диагностике и раннем про­гнозировании течения острой лучевой бо­лезни, в определении терапевтической тактики до развития основных симпто­мов заболевания.
  
 В соответствии с дозой лучевого воз­действия острую лучевую болезнь при­нято подразделять на 4  степени тяжести:
1. лёгкую (доза облучения в диа­пазоне 1-2 Гр.)   “1 Гр. – 100 рад.”
2. среднюю (2 - 4 Гр.),
3. тяжелую (4 - 6 Гр.)
4. и крайне тяжелую (6 Гр.)
 
 При облучении в дозе менее 1 Гр. говорят об острой лучевой травме без признаков заболевания, хотя неболь­шие изменения в крови в виде преходя­щей умеренной лейкоцитопении и тромбоцитопении примерно через полтора ме­сяца после облучения, некоторая астенизация могут быть. Само по себе разделе­ние больных по степеням тяжести весьма условно и преследует конкретные цели сортировки больных и проведения в отно­шении их конкретных организационно-терапевтических мероприятий. Абсолют­но необходимо определять степень тя­жести пострадавших при массовых по­ражениях, когда число пострадавших исчисляется десятками, сотнями и более.
Система определения дозовых нагру­зок с помощью биологических (клиниче­ских и лабораторных) показателей у по­страдавших при воздействии ионизирую­щей радиации получила название биологической дозиметрии. При этом речь идет не об истинной дозимет­рии, не о подсчете количества поглощен­ной тканями энергии излучения, а о со­ответствии определенных биологических изменений ориентировочной дозе крат­ковременного, одномоментного общего облучения; данный метод позволяет оп­ределить степени тяжести болезни.
 
Клиническая картина
- острой лучевой болезни в зависимости от дозы облуче­ния варьирует от почти бессимптомной при дозах около 1 Гр., до крайне тяжелой с первых минут после облучения при до­зах 30-50 Гр. и более. При дозах около 4 - 5 Гр. тотального облучения организ­ма практически разовьются все симпто­мы, характерные для острой лучевой бо­лезни человека, но выраженные меньше или больше, появляющиеся позже или раньше при меньших или больших дозах. Сразу после облучения появляется так называемая первичная реакция. Симпто­мы первичной реакции на облучение складываются из тошноты и рвоты (че­рез 30—90 мин после облучения), голов­ной боли, слабости. При дозах менее 1,5 Гр. эти явления могут отсутствовать, при более высоких дозах они возникают и степень их выраженности тем больше, чем выше доза. Тошнота, ко­торой может ограничиваться первичная реакция при легкой степени болезни, сменяется рвотой, с. повышением дозы облучения рвота становится многократ­ной. Несколько нарушается эта зависи­мость при инкорпорации радионуклидов в связи с облучением из радиоактивного облака: рвота может оказаться много­кратной, упорной даже при дозе, близкой к 2.Гр. Иногда пострадавшие отмечают металлический вкус во рту. При дозах выше 4—6 Гр внешнего облучения воз­никают преходящая гиперемия кожи и слизистых оболочек, отечность слизи­стой оболочки щек, языка с легкими от­печатками зубов на ней. При облучении из радиоактивного облака, когда на ко­жу и слизистые оболочки одновременно воздействует  ℓ - и (β-компоненты, при ингалировании   радиоактивных   газов и аэрозолей возможно раннее возникно­вение ринофарингита, конъюнктивита, лучевой эритемы даже при развиваю­щейся острой лучевой болезни легкой степени.
 
 Постепенно - в течение нескольких часов - проявления первичной реакции стихают: кончается рвота, уменьшается головная боль, исчезает гиперемия кожи и слизистых оболочек. Самочувствие больных улучшается, хотя остается вы­раженная астения и очень быстрая утом­ляемость. Если облучение внешнее со­четалось с попаданием радионуклидов внутрь, непосредственно действующих на слизистую оболочку дыхательных путей и кишечника, то в первые дни после об­лучения может быть жидкий стул не­сколько раз в день.
Все эти явления в ближайшие дни про­ходят, но через некоторый срок возника­ют вновь уже в качестве основных и весьма опасных признаков острой луче­вой болезни. При этом, кроме количе­ственных взаимосвязей между дозой и эффектом, между мощностью дозы и эффектом существует и другой харак­терный для лучевых поражений феномен: чем выше доза, тем раньше будет специ­фический биологический эффект. Этот феномен заключается в том, что специ­фическая для первичной реакции рвота при большей дозе возникает раньше; ос­новные признаки болезни: радиационный стоматит, энтерит, падение числа лейко­цитов, тромбоцитов, ретикулоцитов со всеми их закономерностями, эпиляция, поражение кожи и т. п.- появляются тем. раньше, чем выше доза. Описанный феномен получил наименование зависи­мости «доза — время эффекта», он игра­ет важнейшую роль в биологической до­зиметрии.
   У многих пострадавших без строгой зависимости от дозы в первые дни болез­ни можно отметить преходящее увеличе­ние селезенки. Распадом красных клеток костного мозга могут быть обусловлены легкая иктеричность склер и повышение уровня непрямого билирубина в крови, заметные в эти же дни, затем исчезаю­щие.
 
 Непосредственно вслед за облучением у большинства пострадавших отмечается нейтрофильный лейкоцитоз, выражен­ность которого не зависит от дозы. Четко зависят от дозы облучения дальнейшие изменения в картине крови и прежде всего весьма своеобразная динамика со­держания лейкоцитов, которую можно представить в виде кривой: при дозах менее 5 Гр. число лейкоцитов постепенно падает к 7-12-му дню (чем выше доза, тем раньше кривая достигает минималь­ного первичного падения), а затем вновь увеличивается, оставаясь обычно ниже нормального уровня. Срок этого подъема строго связан с дозой: он тем короче, чем выше, доза. Этот подъем лейкоцитов по­лучил название абортивного подъема, он заканчивается основным падением числа лейкоцитов, когда на 1-2-й нед. наступа­ет агранулоцитоз - падение числа лей­коцитов ниже 1000 в 1 мкл. Затем при дозах облучения менее 6 Гр. кроветворе­ние восстанавливается. Сходную с лей­коцитарной кривой претерпевает дина­мика содержания и тромбоцитов, и рети­кулоцитов, нередко смещаясь от нее на 1-2 дня в ту или иную сторону. По­казатели лейкоцитарной кривой имеют важное значение в биологической дози­метрии. Падение числа лимфоцитов име­ет четкое дозовое значение лишь в пер­вые 2 - 3 дня после облучения, затем эта зависимость становится менее четкой.
 Клиническая картина острой лучевой болезни, вызванной внешним облучени­ем, складывается не только из пораже­ния системы крови и вызванных депрес­сией кроветворения вторичных патологи­ческих процессов, главным образом инфекционно-воспалительных. Поражение эпителиальных покровов ведет к соответ­ствующим нарушениям: возникают сто­матит, энтерит, гастрит, проктит, гепа­тит. Для перечисленных поражений из­вестны уровни доз облучения, вызываю­щие повреждение соответствующего ор­гана.
  
До конца 1-й недели после облучения в дозе 4—5 Гр. появляется сухость во рту, с трудом отделяется вязкая слюна, на слизистой оболочке полости рта возника­ют трещины, затем некротические нале­ты. Поражение слизистых оболочек по­лости рта развивается само по себе и может предшествовать агранулоцитозу, так как при этих дозах основное и глубокое падение числа лейкоцитов возникает примерно на 12—20-й день (тем раньше, чем .выше доза). С развитием агрануло­цитоза состояние слизистых оболочек ухудшается, задерживается их восста­новление, развиваются инфекционные осложнения — пневмония, ангина и др., Тяжесть состояния усугубляется геморрагическим синдромом, обуслов­ленным глубокой тромбоцитопенией, раз­витием синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания. Измене­ние слизистых оболочек полости рта, ротоглотки может быть обусловлено не только их непосредственным лучевым по­ражением и агранулоцитозом, но и луче­вым поражением слюнных желез, первые признаки которого развиваются при об­лучении подчелюстной области в дозе более 5 Гр. В связи с этим поражением саливация почти полностью прекращает­ся, появляется резкая сухость слизистой оболочки рта, ксеростомия, очень мучи­тельная для больного, продолжающаяся несколько недель. Необратимой ксеро­стомия становится при облучении слюн­ных желез в дозе 10 Гр. и более. В пери­од агранулоцитоза при дозах 4-5 Гр. возникают признаки радиационной не­кротической энтеропатии: повышается температура тела до фебрильных цифр, часто до 40° С, появляются на первых порах нечастый жидкий или кашицеоб­разный стул, вздутие живота, а при пальпации определяются шум плеска и урчание в илеоцекальной области. Не­кротическая энтеропатия в тяжелых слу­чаях может сопровождаться тяжелой ди­ареей, инвагинацией, прободением киш­ки и перитонитом (при полном голодании эти осложнения почти не встречаются). Если по каким-либо причинам доза на кишечник превышает приведенную выше общую дозу, то некротическая энтеропа­тия развивается до агранулоцитоза. Чув­ствительность к воздействию ионизирую­щей радиации разных участков желудоч - нокишечного тракта неодинакова: наи­более легко поражается илеоцекальный отдел кишечника, меньше страдает то­щая кишка. Лучевой гастрит в отличие от энтеропатии возникает при описывае­мых дозах спустя 1 1/2—2 мес. после облу­чения, когда агранулоцитоз давно уже миновал, все остальные воспалительные процессы стихли, температура нормали­зовалась. Примерно в конце 2-го месяца может на непродолжительный срок поя­виться и лучевой проктит с клинически необычной симптоматикой: появляются тенезмы при нормальном стуле, нормаль­ной температуре и отсутствии боли в об­ласти заднего прохода. Через несколько дней тенезмы исчезают. Лучевой эзофагит при описываемых дозах также при­ходится на конец 2-го месяца болезни:
появляются затруднения при глотании, боль при прохождении твердой пищи, исчезающие через несколько дней.
И лучевой проктит, и лучевой эзофагит, и гастрит развиваются значительно раньше при увеличении локальной дозы облучения.
Все описанные поражения относятся к категории первичных, т. е. обусловлен­ных собственно лучевым поражением клеточного субстрата органа, поэтому сроки ихразвития имеют довольно стро­гую дозовую зависимость. Вместе с тем на фоне этих первичных нарушений воз­никают .разнообразные вторичные про­цессы: флегмоны, инфицированные эро­зии, острый тонзиллит, пневмония, вос­паление других органов. Именно эти воспалительные процессы могут оказать­ся решающими в судьбе больного, и имен­но они могут поддаваться терапевтиче­ским воздействиям.
 Примерно через 3 мес. при описывае­мых дозах развивается лучевой гепатит с такими особенностями, как умеренная гипербилирубинемия, высокая актив­ность аминотрансфераз, умеренное уве­личение печени, часто выраженный кож­ный зуд, усугубление всех патологиче­ских признаков (включая биохимические показатели) в ответ на попытку лечения кортикостероидными гормонами.
 При дозах более 10 Гр. после облуче­ния можно отметить прогрессирующую, а иногда внезапно развивающуюся об­щемозговую симптоматику: загружен­ность, быструю истощаемость, затем спу­танность и потерю сознания. Больные погибают при явлениях мозговой комы. При средней и тяжелой степени пораже­ния головного мозга в диапазоне доз до 6 Гр. на голову после выздоровления остаются повышенная утомляемость, склонность к появлению головной боли.
 Все описанные патологические процес­сы исчезают, функция органов восстанавливается.
Неотложная помощь!
Само по себе лу­чевое поражение не является предметом неотложной терапии, так как повлиять сколько-нибудь серьезно на течение ОЛБ, уже запущенной состоявшимся ак­том облучения, нельзя. Однако различ­ные аварийные ситуации определяют и разный характер поражения, и разные меры предупреждения дальнейшего об­лучения людей.
 
 При авариях на эксперимен­тальных реакторных установках, когда облучение определяется молниеносным образованием критиче­ской массы, мощным потоком нейтронов и гамма-лучей, когда облучение организ­ма пострадавшего продолжается доли секунды и обрывается само по себе, пер­сонал должен немедленно покинуть реакторный зал. Независимо от самочувст­вия пострадавших всех находившихся в данном помещении следует немедленно направить в здравпункт или сразу в медсанчасть, если она находится на расстоя­нии нескольких минут пути от места аварии. При крайне тяжелой степени по­ражения рвота может начаться уже через несколько минут после облучения, а переезд в машине ее будет провоциро­вать. В связи с этим, если стационар находится не близко к месту аварии, переводить туда пострадавших можно и после окончания первичной реакции, оставив их на время рвоты в кабинетах медсанчасти. Пострадавших с поражени­ем тяжелой степени надо разместить в отдельных кабинетах, чтобы вид рвоты у одного не провоцировал ее у другого.
 После окончания рвоты все пострадав­шие должны быть перевезены в специа­лизированную клинику.
 
 При авариях на промышленных установках с выбросом радиоактив­ных газов и аэрозолей действия меди­цинского персонала несколько иные. Во-первых, весь персонал самого зала и бли­жайших помещений должен как можно скорее покинуть их. Для резкого увели­чения дозы облучения имеют значение лишние секунды пребывания в облаке аэрозолей и газов. Многие изотопы ра­диоактивных газов и аэрозолей имеют период полураспада, исчисляемый секун­дами, т. е. они «живут» очень короткий срок. Именно этим объясняется, каза­лось бы, странный факт совершенно раз­личной степени поражения у лиц, нахо­дившихся в аварийной ситуации почти рядом, но с небольшой (для них часто незаметной) разницей во времени. Весь персонал должен знать, что категориче­ски запрещается брать в руки какие-либо предметы, находящиеся в аварий­ном помещении, нельзя садиться на что-либо в этом помещении. Контакт с пред­метами, сильно загрязненными  ℓ и β излучателями, приведет к местным луче­вым ожогам.
 
 При аварии весь персонал аварийного здания должен немедленно надеть респи­раторы, как можно скорее принять таб­летку йодида калия (или выпить три кап­ли настойки йода, разведенной в стакане воды), так как значительная активность излучения приходится на долю радиоак­тивного йода. Обычный йод поступает в щитовидную железу, поглощаясь ее клетками. Насыщенные обычным йодом клетки уже не воспринимают радиоак­тивный йод. После выхода из аварийного помещения пострадавших тщательно мо­ют с мылом под душем. Всю их одежду изымают и подвергают дозиметрическо­му контролю. Одевают пострадавших в другую одежду. Вопрос о продолжи­тельности мытья и стрижке волос реша­ется по данным дозиметрического кон­троля. Всем немедленно дают адсобар. Появление поноса в ближайшее время после аварии связывают с приемом йоди­да калия (он действительно может спро­воцировать понос у некоторых лиц). Од­нако, как правило, понос в первые дни после облучения из радиоактивного об­лака обусловлен лучевым поражением
слизистой оболочки желудочно - кишечного тракта.
 
 При лучевом поражении тяжелой и крайне тяжелой степени неотложная помощь может потребоваться из-за воз­никновения первичной реакции в связи с выраженностью ее проявлений, не свойственных первичной реакции при об­щем облучении легкой и средней степени тяжести. К таким проявлениям относит­ся прежде всего многократная рвота, возникающая через 15-30 мин после облучения (при пролонгированном воз­действии рвота может возникать позже). Ее надо попытаться прервать и облег­чить внутримышечным или внутривен­ным введением 2 мл (10 мг) метоклопрамида (церукала, реглана), прием его в таблетках при рвоте бессмыслен. Внутривенно препарат вводят или капельно, или очень медленно (10-30 мин), что повышает его эффективность. Возможны и целесообразны в случае повторяющей­ся рвоты повторные введения метоклопрамида каждые 2 ч.
 
Для уменьшения рвоты можно ввести 0,5 мл 0,1 %  раствора атропина подкож­но или. внутримышечно. Если рвота ста­новится неукротимой вследствие разви­вающейся гипохлоремии, необходимо внутривенно капельно ввести 30 - 50 (до 100) мл. 10 %  (гипертонического) раствора хлорида натрия. После этого нужно на несколько часов запретить больному пить. Чтобы устранить обезво­живание, вызванное, многократной или неукротимой рвотой, внутривенно ка­пельно следует вводить солевые раство­ры: либо изотонический раствор хлорида натрия (500-1 000 мл) внутривенно или в крайнем случае подкожно, либо 500-1000 мл раствора «Трисоль» (5 г. хлори­да натрия, 4 г. гидрокарбоната натрия и 1 г. хлорида калия на 1 л воды; его условно иногда называют раствор 5:4: 1), либо 1000 мл 5 % раствора глюкозы с   1,5 г. хлорида   калия и 4 г. гидрокарбоната натрия.
 
При фракционированном тотальном облучении в дозе 10 Гр (при трансплан­тации костного мозга, например) для уменьшения рвоты и тошноты, развиваю­щихся даже при облучении малой мощ­ности, используют нейролептики и седативные препараты. Чаще применяют аминазин (хлорпромазин) в   дозе 10 мг/м2 (2,5 % раствор в ампулах по 1, 2 или 5 мл, т. е. 25 мг. в 1 мл) и фенобарбитал (люминал) в дозе 60 мг/м2 (порошок или таблетки по 0,05 и 0,1 г.).
 
 Эти препараты вводят повторно, амина­зин внутривенно. Однако их использова­ние вне стационара и при массовом луче­вом поражении, как и галоперидола (внутримышечно 0,4 мл 0,5 % раствора) или дроперидола (1 мл 0,25% раство­ра) исключается, так как требует посто­янного контроля за АД, которое и без их применения при крайне тяжелой первич­ной реакции на облучение может быть снижено. Жидкости в этот период вводят каждые 4 ч. по 1 л, затем (после 24 ч. та­кого режима) каждые 8 ч, чередуя раст­вор «Трисоль» и 5% раствор глюкозы с хлоридом калия и гидрокарбонатом на­трия (1,5 и 4 г. соответственно на 1 л глюкозы).
 
  Введение жидкостей уменьшает инток­сикацию,. вызываемую массивным кле­точным распадом. С этой же целью целе­сообразно применить при крайне тяже­лой первичной реакции плазмаферез, замещая удаляемую плазму солевыми растворами (см. выше), 10 % раствором альбумина (100, 200 мл до 600 мл).
 
 Клеточный распад может вызвать ДВС - синдром - сгущение крови, быст­рое ее свертывание в игле при пункции вены или появление геморрагических вы­сыпаний в подкожной клетчатке, несмот­ря на исходно нормальный уровень тром­боцитов, не снижающийся в первые часы и сутки ОЛБ. В этом случае целесооб­разны струйное введение свежезаморо­женной плазмы (60 капель в минуту) 600-1000 мл, введение гепарина (ка­пельно внутривенно из расчета 500-1000 ЕД/ч. или по 5000 ЕД. под кожу брюшной стенки 3 раза в сутки), а также плазмаферез.
 
 Крайне тяжелая степень ОЛБ может сопровождаться развитием коллапса или шока, спутанностью сознания вследствие отека мозга. При коллапсе, вызванном перераспределением жидкости в тканям и гиповолемией, достаточно бывает фор­сированного введения жидкости, напри­мер солевых растворов или раствора 5 % глюкозы из расчета 125 мл/мин (всего 1—2 л), и внутримышечного введения кордиамина (2 мл), при брадикардии вводят 0,5 мл 0,1 %, раствора атропина. Реополиглюкин также можно, использо­вать для устранения гиповолемии; как дезагрегант, он снижает, кроме того, и гиперкоагуляцию. Однако при отеке мозга реополиглюкин нужно использо­вать осторожно, так как он может уси­лить его. При отеке мозга применяют мочегонные (40—80 мг лазикса внутривенно или внутримышечно); препарат вводят под контролем АД. Для устране­ния   отека   мозга   можно   ввести внутривенно 60—90 мг преднизолона. Гипертонический   раствор   глюкозы (40 %) должен использоваться для этой цели осторожно, так как, вызывая гипер-волемию, он может усилить отек мозга. При возникновении отека мозга, как и при других явлениях выраженной ин­токсикации, вызванной клеточным рас­падом, целесообразно проведение плазмафереза.
 
 Если у пациента развивается шок, то необходимы противошоковые мероприя­тия: внутривенное введение больших доз преднизолона—до 10 мг/кг или гидрокортизона - до 100 мг/кг, противошоковых жидкостей под контролем ЦВД (норма 50-120 мм. вод. ст.), дофамина (под контролем АД), 5-10 % раствора альбумина - от 200 до 600 мл. Посколь­ку   всякий   шок   сопровождается ДВС - синдромом или развивается в связи с ним, одновременно необходимо приме­нение   средств   для   купирования ДВС -синдрома (см. выше).
 
 Неотложная помощь может стать не­обходимой в период развития гематоло­гического синдрома, основного его про­явления - миелотоксического агранулоцитоза. В этот период возможны такие угрожающие жизни больного осложне­ния, как сепсис и септический шок, не­кротическая энтеропатия и септический шок или кровотечение и геморрагический шок, ДВС - синдром.
 
В лечении сепсиса и септического шо­ка главное - подавить вызвавшую его микрофлору. В первые, несколько суток необходимо парентеральное введение больших доз высокоактивных антибиоти­ков широкого спектра действия (из груп­пы полусинтетических пенициллинов или цефалоспоринов и аминогликозидов), за­тем, когда будет определен возбуди­тель - препаратов направленного дей­ствия: при пневмококковом сепсисе - больших доз пенициллина; при сине гнойном сепсисе - карбенициллина (30 г в сутки) в сочетании с аминогликозидами (гентамицин или амикацин по 240 мг/сут или 300 мг/сут соответственно); при стафилококковом сепсисе - цефамезина по 4-6 г/сут; при грибковом сепсисе - амфотерицина-В (внутривен­но из расчета 250 ЕД/кг), нистатина и назорала внутрь. В то же время необходимо вводить внутривенно гамма-глобулин (эндобулин, гаммиммун, сандобулин) в дозе 1 г/10 кг 1 раз в 7— 10 дней. При лечении сепсиса при­меняется. плазмаферез, активирующий фагоцитоз (прежде всего макрофагов се­лезенки). Применение свежезаморожен­ной плазмы и гепарина для купирования осложняющего сепсис ДВС - синдрома позволяет справиться и с местными оча­гами поражения: некротической энтеропатией, некрозом тканей, печеночной и почечной недостаточностью.
 
 Местные гнойные процессы, чаще оча­ги некроза, поскольку речь идет 8 по­ражениях в периоде агранулоцитоза, можно купировать, применяя 4 раза в день аппликации 10-20% раствора димексида с антибиотиком, к которому чувствительна выделенная из очага микрофлора, или с антибиотиком широ­кого спектра (в суточной дозе).
 
  В случае развития некротической энтеропатии как осложнения агранулоцитоза или как самостоятельного процесса - кишечного синдрома, вызванного луче­вым поражением тонкой кишки, прежде всего необходимо полное голодание, раз­решается при этом пить только кипяченую воду, но не чай или соки и т. п. Внутривенно капельно вводят солевые растворы и можно, но не строго обязательно, вводить средства парентерально­го питания 1500-2500 ккал/сут. Для подавления инфекции, легко осложняю­щейся сепсисом при некротической энтеропатии в условиях агранулоцитоза, про­водят интенсивную парентеральную (до­пускается в связи с агранулоцитозом только внутривенное введение препара­тов  антибиотическую терапию (см. вы­ше лечение сепсиса). Наряду с ней при­меняют внутрь неабсорбируемые антиби­отики, чаще вибрамицин, канамицин или полимиксин, или бисептол (6 таблеток в сутки) и нистатин (6-10 млн ЕД/сут).
 
При геморрагическом синдроме, вы­званном, как правило, тромбоцитопенией, переливают тромбоцитную массу по 4 дозы (1 доза, которую иногда на­зывают единицей - это 0,7*1011 кле­ток), всего за одну процедуру около 3 *1011 клеток 2 раза в неделю, а при необходимости чаще. В случае кровоте­чения необходимо струйное (60 капель в минуту под контролем ЦВД) вливание 600 - 1000 мл свежезамороженной плаз­мы, а также переливание тромбоцитов.
 При ОЛБ, развивающейся вследствие аварии на реакторе, при взрыве атомной бомбы, наряду с внешним у – излучением или нейтронным излучением на пострадавшего действуют выброшенные в воз­дух радионуклиды, главным образом церий, цезий, плутоний, стронций, радий, что может привести к поражению носоглотки, легких, желудочно-кишечного тракта, печени, скелета и развитию опухолевого процесса в этих тканях (отда­ленные последствия). Для предотвраще­ния последствий поступления этих ве­ществ в ткани, в кровь, для уменьшения вызываемого ими при задержке в тканях излучения целесообразны, с одной сторо­ны, лаваж легких, с другой - введение хелатов - веществ, связывающих ра­дионуклиды. Лаваж легких можно про­водить как в ближайшие, так и в отда­ленные сроки после аварийного облуче­ния. Лаваж легких следует осуществлять повторно с контролем радиоактивности промывных вод. Сам он не грозит на­рушением микроциркуляции, гемодинамики.
 В качестве хелатов для плутония, це­рия применяется пентацин. О выведении с его помощью радионуклидов можно судить, измеряя их содержание в моче. Для цезия эффективно выводящим сред­ством является прусский синий (феррик феррицианид).
 
 Неотложные меры при ост­ром облучении:
 - необходимо вы­вести пострадавших из загрязненного помещения или на расстояние более 2000 м. от гипоцентра радиации, запре­тить садиться на предметы, что находятся в загрязненном радионуклидами по­мещении, или прикасаться к ним, сменить загрязненную одежду, вымыть тело, если было воздействие радиоактивных веществ с бета - или альфа - активностью.
 При смене одежды, мытье, оказании первой помощи важна взаимопомощь пострадавших или помощь легко постра­давших пострадавшим тяжело или край­не тяжело. Легко пострадавшие могут помочь тяжело больным держаться на ногах, усадить их в машину, довести до пункта медицинской помощи, снять за­грязненную одежду, надеть респиратор, комбинезон, если воздействие радиации продолжается.
 
 Госпитализация.
 Разделение ОЛБ по степеням тяжести, опирающееся на дозовые нагрузки, а не на характер и тяжесть самих болезненных проявле­ний, позволяет прежде всего избавить от госпитализации лиц с поражением дозой менее 1 Гр. Только лицам с поражением тяжелой степени, когда доза облучения превышает 4 Гр, необходима немедлен­ная госпитализация в специализирован­ный гематологический стационар, так как у них в ближайшие дни или недели после облучения возникают агранулоцитоз, глубокая тромбоцитопения, некроти­ческая энтеропатия, стоматит, лучевое поражение кожи и внутренних органов. Агранулоцитоз развивается и при ОЛБ средней тяжести, поэтому такие постра­давшие тоже требуют госпитализации, но при массовом поражении в исключи­тельных случаях ее можно отложить на 2 нед.

  

www.medik.dp.ua.
Все права защищены.
2008 год
Информационный портал о медицине и сопутствующих услугах. Справочник медицинских учреждений. Энциклопедия любви. Медицинская энциклопедия. Справочник лекарственных препаратов. Лекарственный справочник. Неотложная помощь. Неотложка. Стоматология. Медицинские рефераты.

var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));