Укусы

Укусы животных. 

Чаще всего кусают домашние собаки, реже кошки и дикие животные. Большую опасность представляют укусы бешеных животных (заражение бешенством) и змей (отравление змеиным ядом).
 
Симптомы.
Для укушенных ран характерны неровные края, нередко с де­фектом тканей. Особенно обширные ра­нения причиняют дикие животные. Раны загрязнены слюной животных.
 
Диагноз.
Необходимо выяснить, какое животное укусило пострадавше­го - известное или неизвестное, домашнее или дикое. Определяют локализацию и размер ран, наличие кровотечения.
 
   Неотложная помощь.
  Если пострадавшего укусила домашняя из­вестная здоровая собака, а раны неболь­шие, то производят туалет ран, наклады­вают стерильные повязки и пострадав­шего направляют на травматологический пункт. Обширные раны с кровотечением тампонируют стерильными салфетками.
 
   Госпитализация в хирургиче­ское отделение. Показаниями к госпита­лизации служат укушенные раны, полу­ченные от неизвестной собаки или друго­го животного, подозрительного на за­болевание бешенством, обширные и мно­жественные раны, раны лица, головы, кистей рук.
   В связи с ликвидацией пастеровских пунктов всех раненых, подозрительных на заражение бешенством, в больших городах концентрируют в одном из травматологических или хирургических отде­лений, располагающих запасом антирабической вакцины. В сельских районах и поселках помощь больным с укушенны­ми ранами оказывают ЦРБ.
Укусы змей.  По механизму токсического действия яды всех видов змей подразделяются на три группы:
1) преимущественно нейротоксические (курареподобные), вызыва­ющие паралич двигательной и дыхатель­ной мускулатуры, угнетение дыхательно­го и сосудодвигательного центров го­ловного мозга (яды кобры и других змей семейства аспидов; морских змей тропи­ческих прибрежных вод);
2) преимуще­ственно геморрагического, свертываю­щего кровь и местного отечнонекротиче­ского действия (яды гадюковых - гюр­зы, эфы, обыкновенной гадюки и др., а также щитомордников обыкновенного, дальневосточного, скалистого и др.);
 
   3) яды, обладающие как нейротоксическим, так и геморрагическим, свертываю­щим кровь и отечнонекротизирующим действием (гремучие змеи Центральной и Южной Америки, австралийские аспи­ды, некоторые виды гадюковых тропиче­ской фауны, обитающие преимуществен­но в Африке и на ближнем Востоке).
 
  В СНГ единственным представителем первой группы является среднеазиатская кобра - змея, встречающаяся на юге Узбекистана, в Таджикистане и в Тур­кмении. Кобра миролюбива, укусы ее редки, но очень опасны. Яды всех осталь­ных змей фауны СНГ относятся ко вто­рой группе. Среди змей, обладающих та­кими ядами, особенно опасны гюрза (Средняя Азия, Закавказье), песчаная эфа (южная часть Средней Азии) и сравнительно немногочисленная кав­казская гадюка. На остальной террито­рии СНГ распространены сравнительно менее опасные гадюка обыкновенная, га­дюка степная и щитомордники.
   Укусы  тех или иных ядовитых змей встречаются и вне зон их обитания, в частности в городах, что обычно связа­но с завозом змей любителями-натурали­стами.
 
 Симптомы.
  При укусах кобры и других змей первой группы - боль, чувство онемения и парестезии в зоне укуса, быстро распространяющиеся на всю пораженную конечность, а затем и на другие части тела. Локальные изме­нения в зоне укуса, как правило, очень незначительны и больше связаны не с действием яда, а с травмирующими местными терапевтическими воздействи­ями (прижиганиями, отсасыванием, вти­раниями и т. д.). Головокружение, сни­жение АД, возможны обморочные состо­яния. Чувство онемения в области лица и языка, нарушение речи и глотания, особенно при питье. Быстро возникает восходящий паралич, начинающийся с нижних конечностей (неустойчивая походка, затем невозможность стоять на ногах и передвигаться и, наконец, пол­ный паралич) и распространяющийся на туловище, в том числе и на дыхательную мускулатуру. Дыхание вначале кратков­ременно учащается, затем становится все более и более редким (паралич дыха­тельной мускулатуры и угнетение дыха­тельного центра). Часты нарушения рит­ма сердца - экстрасистолия, предсердно-желудочковая блокада; снижается вольтаж зубцов ЭКГ, часта инверсия зубца Т (кардиотоксический эффект).
  Тяжесть и темп развития интоксика­ции варьируют в больших пределах - от полного отсутствия признаков отравле­ния (так называемые ложные укусы или укусы без введения яда - отпугиваю­щие) до крайне тяжелых форм, быстро заканчивающихся летально. Наиболее тяжелы случаи, когда яд попадает в кро­веносный или лимфатический сосуд (пол­ный паралич и летальный исход может наступить впервые 10-20 мин после укуса). При обычном внутрикожном вве­дении яда интоксикация достигает наи­большей   выраженности   через   1-4 ч. Состояние пострадавших остается крайне тяжелым в течение первых 24-36 ч, когда может наблюдаться волно­образное течение с повторными коллап­сами и угнетением дыхания. При укусах, нанесенных одним ядовитым зубом, ин­токсикация протекает легче, чем при наличии следов от двух ядовитых зубов, так как при этом вводится вдвое мень­шая доза яда. При прочих равных усло­виях отравление протекает более тяжело у детей и женщин, а также у лиц в со­стоянии алкогольного опьянения.
 
   При укусах змей семейства гадюковых и рода щитомордников, яды которых относятся ко второй группе, на месте уку­са, где четко видны две глубокие колотые ранки, образованные ядовитыми зубами змеи, уже в первые минуты возникают гиперемия, затем отечность и петехиально - синячковые геморрагии, быстро распространяющиеся от места укуса как проксимально, так и дистально. Посте­пенно укушенная часть тела становится все более и более отечной, кожа над отеком лоснится, багрово-синюшна, по­крыта петехиями и пятнистыми крово­излияниями типа кровоподтеков. На ней могут образовываться пузыри с серозно-геморрагическим содержимым, а в зоне укуса — некротические   язвы. Ранки: (следы прокола кожи ядовитыми зуба­ми) могут длительно кровоточить либо выделять серозно-сукровичную отечную жидкость. В пораженной конечности не­редко возникают лимфангит и флеботромбозы, воспаляются регионарные лимфатические узлы. Мягкие ткани в зо­не укуса подвергаются геморрагическому пропитыванию; отечная жидкость, распространяющаяся в тяжелых случаях на всю или большую часть пораженной конечности, а иногда и на прилегающую часть туловища, содержит большое количество гемоглобина и эритроцитов (до 50 % объема), вследствие чего развивается тяжелая внутренняя кровопотеря, достигающая 2-3 л. и более. Кроме локальной кровопотери, возникают крово­излияния в органы и серозные оболочки, иногда наблюдаются носовые, желудочно-кишечные и почечные кровотечения. Они связаны как с геморрагическим дей­ствием ядов, так и со свертывающим - развитием синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания кро­ви (см.) с кратковременной началь­ной гиперкоагуляцией и последующей длительной и глубокой гипокоагуляцией.
 
Общетоксические симптомы характе­ризуются возбуждением, сменяющимся резкой слабостью, бледностью кожных покровов,   головокружением,   малым и частым пульсом, снижением АД. Воз­можны обморочные состояния, часты тошнота и рвота. Развивается картина тяжелого шока, связанного вначале с протеолизом и внутрисосудистым свер­тыванием крови (гемокоагуляционный шок, образование гистамина и других продуктов протеолиза), затем - с обильной крово - и плазмопотерей (пост­геморрагический шок). Уменьшается объем циркулирующей крови, снижается центральное венозное давление, развива­ется постгеморрагическая анемия. Выра­женность этих нарушений отражает тя­жесть интоксикации, соответствует вели­чине и распространенности локального отека, нарушениям свертываемости кро­ви. При легких формах отравления об­щетоксические симптомы выражены сла­бо и преобладает ограниченная местная отечно-геморрагическая   реакция на яд. Максимальной выраженности все проявления интоксикации достигают че­рез 8-24 ч. При неадекватном лечении состояние больного остается тяжелым в течение первых 2-3 дней после укуса. Возможны осложнения в виде долго не­заживающих язв, гангрены, нагноительных процессов (абсцессов, флегмоны и др.). Чаще всего эти осложнения свя­заны с неправильным оказанием первой помощи и дополнительной травматизацией тканей прижиганиями, перетяжка­ми, обкалыванием окислителями (перманганатом калия и др.).
 
 Неотложная помощь
 - состоит в немедленном интенсивном отсасывании ртом яда из ранок (предварительно по­следние можно «открыть» сдавлением складки кожи в области укуса). Немед­ленно начатое отсасывание позволяет удалить 30-50 % введенного змеей яда и тем самым существенно облегчить ин­токсикацию. Отсасывание могут прово­дить как сам пострадавший, так и другие лица. Процедура безопасна, так как зме­иный яд, попавший в рот и желудок; отравления не вызывает. Продолжать отсасывание следует 10-15 мин, спле­вывая содержимое ранок. Крайне важно, чтобы пораженная конечность остава­лась при этом неподвижной, поскольку движения усиливают лимфоотток и су­щественно ускоряют поступление яда в общую циркуляцию. Поэтому постра­давший не должен пытаться поймать или убить укусившую змею, двигать укушен­ной 'конечностью, трясти ее, пытаться бежать или. самостоятельно добираться до медицинского учреждения. С самого начала должны быть. обеспечены покой в положении лежа (как на месте укуса, так и при транспортировке в лечебное учреждение) и неподвижность поражен­ной конечности, для чего она должна быть фиксирована лонгетой или фикси­рующей повязкой (см. Повязки). Про­тивопоказаны прижигания места укуса, обкалывание его любыми препаратами, разрезы и другие локальные воздей­ствия. Наложение жгута на пораженную конечность, как правило, противопоказа­но, так как усугубляет тяжесть интокси­кации, усиливает деструктивные и гемор­рагические явления в пораженной конечности, способствует присоединению к интоксикации тяжелого „турникетного" шока. И лишь при укусах кобры, яд которой не вызывает локальных наруше­ний трофики тканей и быстро распро­страняется по кровеносным сосудам, до­пустимо для замедления развития общей интоксикации наложение жгута выше места, укуса на 30-40 мин. В догоспитальном периоде показано обильное питье. Алкоголь во всех видах строго противопоказан.
  
   При малом пульсе и снижении АД до­лжна быть начата инфузионная терапия: внутривенное введение изотонического раствора хлорида натрия, 5 % раствора глюкозы, 5 или 10 % раствора альбуми­на. В инфузируемые растворы можно вводить преднизолон (60—80 мг) или гидрокортизон (120 мг), что смягчает явления шока и предупреждает анафи­лактическую реакцию на последующее введение специфической противоядной сыворотки (СПС).
   Применение СПС показано при отрав­лениях ядами наиболее опасных змей (кобры, гюрзы, эфы) и при тяжелых формах других интоксикаций. Наиболее эффективны моновалентные сыворотки, содержащие антитела против того или иного яда (например, «анти-кобра», «анти-гюрза», «анти-эфа»). Вместе с тем сыворотки действуют, хотя и намного менее эффективно, в пределах одного рода змей, в связи с чем сыворотка «анти­-гюрза» может применяться при отравле­ниях ядами других гадюк фауны СНГ, но не при интоксикациях ядами кобры, эфы и щитомордника. СПС вводят при оказании врачебной помощи внутримы­шечно по Безредке по 30-80 мл (в за­висимости от тяжести интоксикации). При укусах кобры в связи  с быстрым прогрессированиём отравления   (на­растающий паралич, угнетение дыхания) сыворотка может вводиться внутривенно вслед за введением преднизолона или гидрокортизона. При укусах менее опас­ных змей умеренного пояса (гадюки обыкновенная и степная, щитомордники) в большинстве случаев сывороточная те­рапия не показана, поскольку интокси­кация хорошо поддается патогенетиче­ской терапии. СПС у 1-2 % больных может вызывать анафилактический шок, который более опасен, чем отравления ядами змей умеренного пояса. Поэтому СПС в подобных ситуациях применяют лишь при оказании помощи укушенным детям в возрасте до 3—4 лет и в редких случаях тяжелого отравления.
 
   Помощь при укусах кобры и пораже­ниях другими нейротоксическими ядами включает в себя, помимо применения СПС, внутривенное введение. 0,5 мл 0,1 % раствора атропина и последующее внутривенное введение 3-6 мл 0,05% раствора прозерина, чем ослабляется курареподобный эффект яда, в том числе и парез дыхательной мускулатуры. При необходимости введение прозерина мож­но повторить. При резком угнетении ды­хания следует проводить искусственное дыхание рот в рот (см.). После доставки пострадавшего в стационар используют искусственное аппаратное дыхание, ко­торое позволяет продлить жизнь, больно­го до того момента, когда СПС нейтрали­зует яд или последний выведется из ор­ганизма (параличи и угнетение ЦНС при укусах кобры обратимы).
   Основным патогенетическим методом лечения отравлений ядами геморрагиче­ского действия является достаточная трансфузионная терапия — альбумином, плазмой, эритроцитной массой или эритроцитной взвесью. Место укуса обраба­тывают по общим правилам лечения ран. При укусах змей необходимо введение противостолбнячной сыворотки.
 
   Госпитализация срочная! в ток­сикологическое отделение, отделение ин­тенсивной терапии, хирургическое, отде­ление с реаниматологической службой,
Укусы (ужаления) членистоногими.  
Ужаления пчёлами, осами, шмелями.  
Симптомы.
Одиночные ужаления вызывают лишь ограниченную местную болевую и воспалительную ре­акцию, характеризующуюся чувством жжения и боли, гиперемией, отечностью (особенно выражен отек при ужалении в лицо, шею, слизистую оболочку рта). Общетоксические явления отсутствуют или слабо выражены (озноб, тошнота, головокружение, сухость во рту). Все более тяжелые поражения связаны не с интоксикацией как таковой, а с повы­шенной чувствительностью (аллергией) к насекомым и их ядам (см. ниже).
 
   Неотложная помощь.
  При ужалении пчелой удалить из ранки жало пинцетом или пальцами. Место ужаления смочить эфиром, спиртом или одеко­лоном, приложить к нему холод. При множественных ужалениях подкожно ввести 0,5 мл 0,1 % раствора адренали­на или 1 мл 5 % раствора эфедрина. Внутрь - антигистаминные препараты (димедрол-0,03 г, пипольфен или супрастин по 0,025 г.). Горячее питье.
 
 Аллергические (гиперергические) ре­акции на ужаления
 - чрезвычайно опасны, быстро развиваются и могут служить причиной скоропостижной смерти. В свя­зи с этим все лица с повышенной чув­ствительностью к укусам пчел и ос до­лжны избегать возможного контакта с этими насекомыми, иметь при себе и в местах постоянного загородного от­дыха необходимые лекарственные сред­ства.
 
Симптомы.
Гиперергическая реак­ция на ужаление может быть как локаль­ной и проявляться выраженным местным отеком кожи и подкожной клетчатки (зо­на отека в диаметре более 5 см.), так и общей и смешанной с преобладанием местных или общих нарушений.
Общая гиперергическая реакция может быть:
а) кожной или кожно-суставной (кра­пивница, артралгии),
б) циркуляторной (анафилактический шок),
в) отечно-асфиксической (отек Квинке, отек гортани, асфиксия),
г) бронхоспастической или астматической (экспираторная одышка, сухие свистящие
    хрипы),
д) смешанной.
 
  Любой из этих синдромов может раз­виться в первые минуты после ужаления, но может быть и отсроченным на 30 мин.- 2ч. Хотя большинство смер­тей при аллергических, реакциях на яды насекомых наступает в течение первого часа после ужаления, интенсивное на­блюдение за пострадавшими должно продолжаться не менее 3 ч. Первое по­явление любого из перечисленных выше аллергических симптомов или синдромов (даже в лёгкой форме!) служит сигна­лом для проведения интенсивной тера­пии. Последняя должна быть начата и в том случае, если предыдущие укусы насекомыми сопровождались какими-ли­бо аллергическими проявлениями.
 
 Неотложная помощь.
 Холод на место укуса. Немедленное подкожное введение 1 мл 0,1 % раствора адренали­на или 0,2 % раствора норадреналина, или 1 % раствора мезатона.   
 Внутривен­ное введение 500-1000 мл 5 % раствора глюкозы с преднизолоном (60-100 мг на одно вливание) или гидрокортизоном (120 мг и более). В капельницу можно ввести также 0,3 мл 0,1 % раствора ад­реналина или 0,5 мл 5 % раствора эфед­рина. Антигистаминные препараты (ди­медрол — 0,03 г., супрастин, пипольфен по 0,025 г.) внутрь вместе с анальгином (по 0,5 г.) или амидопирином (0,5 г.) 3 раза в сутки. При развитии полной асфиксии из-за отека языка и гортани в них дополнительно ввести 0,5 мл 5 % раствора эфедрина. При отсутствии эф­фекта произвести трахеотомию.
 
 При развитии тяжелого астматическо­го синдрома в дополнение к указанному выше лечению используют ингаляции изадрина или алупента (по 1—2 нажима на кнопку карманного ингалятора). Эти стимуляторы бетаадренорецепторов можно сочетать с ингаляциями гормо­нальных препаратов.
 
 Госпитализация при тяжелых реакциях в отделение интенсивной тера­пии, терапевтическое или педиатрическое (дети) отделение.
 
 Ужаления скорпионами.  
 В со став ядов скорпионов входят нейротоксины, влияющие на мембранные потенциа­лы и натриевые каналы в нервно - мышечных и межнейронных синапсах, а также мощный гистаминоовобождающий агент и протеазный ингибитор.
 
 Симптомы.
 Острая мучительная боль в зоне ужаления, возникающая сра­зу же после инокуляции яда и сохраняю­щаяся 1-24 ч и более (адекватное лече­ние сокращает период боли). Резко вы­ражена гиперпатия кожи вокруг места укуса; в этом месте часто развиваются парестезии. Возможно развитие отека и гиперемии в зоне ужаления (чаще все­го на протяжении 5-10 см), лимфанги­та и лимфаденита, единичных крупных пузырей на коже вблизи места введения яда.
 
Общая интоксикация при ужалениях скорпионами, обитающими на территории СНГ, возникает далеко не всегда и чаще всего бывает нетяжелой. Она складывается из вегетативных наруше­ний: потливости, слезотечения, слюноте­чения, носовой и бронхиальной гиперсекреции (учащение дыхания, кашель, хри­пы в легких), тахикардии, пиломоторной реакции   («гусиная кожа» - больше в зоне ужаления), тахи- или брадикардии. Этот вегетативный мускариноподобный синдром может сочетаться с усилен­ной моторикой кишечника, урчанием в животе, поносом, иногда рвотой. Тем­пература тела может быть субфебрильной, АД остается нормальным или слегка повышается. Могут быть легкие мышеч­ные подергивания. В Африке, Централь­ной и Южной Америке, Австралии инток­сикация бывает намного более тяжелой, протекает с судорогами тонического и клонического характера, сопорозным состоянием, симптомами отека легких, шока, нарушениями ритма сердца; воз­можны летальные исходы, особенно у де­тей в возрасте до 5 лет. В СНГ такие тяжелые формы не зарегистрированы.
 
Неотложная помощь.
Смазы­вание места поражения растительным маслом (хлопковым, подсолнечным), прикладывание к нему тепла (грелка с теплой водой). Обкалывание места уку­са (ужаления) 0,5—2 % раствором ново­каина (при возобновлении боли - по­вторять). Явления общей интоксикации быстро купируются совместным примене­нием атропина (подкожно 1 мл 0,1 % раствора) и фентоламина (внутримы­шечно 1 мл 0,5 % раствора). В дальней­шем можно ограничиться приемом беллоида (белласпона) по 1—2 таблетки 3 раза в день, антигистаминных препара­тов  димедрола, пипольфена, супрастина и др. , по 1—2 таблетки в день). При ужалениях наиболее опасными тропиче­скими скорпионами Африки, Америки и Австралии вводят специфическую антискорпионовую иммунную сыворотку местного производства. СПС вводят под­кожно или внутримышечно по Безредке по 10—20 мл в течение первого часа интоксикации. Сывороточной терапии подлежат дети в возрасте до 5—6 лет, пожилые люди, а также все больные с тяжелой формой, интоксикации. Для предупреждения анафилактической ре­акции на СПС внутривенно вводят гидрокортизен - 10 мг/кг или преднизолон по 2-3 мг/кг. Бронхоспастический синдром и рвоту следует купировать подкожным введением 0,5—1 мл 0,1 % раствора атропина. Не следует приме­нять адреналин и другие симпатомиметики, так как они усиливают тахикардию, сердечную аритмию, вызывают выражен­ную сосудистую прессорную реакцию, потенцируя симпатомиметическое дейст­вие яда.
 
 Госпитализация при тяжелых реакциях в отделение интенсивной тера­пии, терапевтическое или педиатрическое (дети) отделение.
 
 Укусы каракуртом.  
  Каракурт - ядовитый паук, распространенный в СНГ в республиках Средней Азии и в Казахстане, на нижнем Поволжье, на Северном Кавказе и в Закавказье, в при­азовских и причерноморских степях, в Крыму, на юге Молдавии. За рубежом этот паук или родственные ему виды оби­тают на Балканах, в странах Средизем­номорья, в южной Азии, в Африке, на юге США, в Центральной и Южной Аме­рике, в Австралии. Для человека и сель­скохозяйственных животных опасны только самки паука. Частота укусов в от­дельные годы резко возрастает в связи с массовым размножением каракурта. Количество пострадавших увеличивается в периоды, миграции самок паука, что регистрируется в нашей стране в конце мая и начале июня (первая миграция) и в первые 20 дней июля (вторая мигра­ция).
 
   Яд каракурта нейротоксичен, вызыва­ет исключительно интенсивное высво­бождение ацетилхолина в Нервно-мы­шечных синапсах, а также ацетилхолина, норадреналина, допамина и альфа-аминобутирата в синапсах ЦНС, а также интенсивную секрецию адреналина и но­радреналина в симпатико-адреналовой системе.
 
 Причиной укуса чаще всего служит придавливаниё паука, случайно запол­зшего в одежду или в постель постра­давшего; в большинстве случаев укусам подвергаются спящие или отдыхающие в затененных местах люди. Преобладают поражения в сельской местности и в по­левых условиях. В городах укусы кара­курта крайне редки (возможны на окраи­нах).
 
 Симптомы.
 Укус малоболезненный и часто не ощущается пострадавшим. Местная реакция на яд отсутствует или весьма слабо выражена - вокруг места укуса может быть зона побледнения ко­жи (диаметром в несколько сантимет­ров), окруженная ободком слабой гипер­емии. В большинстве же случаев локальных изменений нет и найти место укуса крайне трудно. Иногда укус воспринима­ется как укол иглой. Из-за малой бо­лезненности укуса (отличие от ужалений скорпионами, осами!) многие пострадав­шие, особенно укушенные в ночное время в период сна, свое внезапно возникшее заболевание не связывают с укусом ядо­витого насекомого, обращаются за медицинской помощью в связи с общими про­явлениями интоксикации.
 
 Общетоксические явления развивают­ся быстро (через 5—30 мин после укуса) и бурно прогрессируют. Тяжесть отрав­ления варьирует от сравнительно легких, быстро преходящих форм до крайне тя­желых, иногда смертельных случаев.
 
 Для выраженных форм характерны мучительные мышечные боли, сочетаю­щиеся с парестезиями в конечностях, пояснице, животе и грудной клетке. Боль­ные возбуждены, часто покрыты холод­ным потом, выражен страх смерти, лицо напряженное, гиперемированное, склеры «налиты» кровью, мимика бедна, выра­жение лица страдальческое. Нередко на­блюдается слезотечение. Уже вскоре по­сле укуса развивается резкая мышечная слабость, особенно нижних конечностей, вследствие чего больные с трудом пере­двигаются либо вообще не могут стоять на ногах. Мучительный болевой синдром (ломящие, тянущие и рвущие боли раз­ной локализации) сочетается с выражен­ным напряжением мышц. Мышцы брюш­ного пресса часто очень напряжены, что вместе с сухостью языка, парезом ки­шечника (ослаблена перистальтика, не отходят газы), выраженным лейкоцито­зом и повышением температуры тела до 38 °С. и выше имитирует картину острого живота (возможны случаи ошибочного хирургического вмешательства при уку­сах каракурта). Могут возникнуть также тошнота и рвота.
 
 Однако правильный диагноз легко по­ставить при учете других симптомов. На­пряжение и дисфункция мышц конечно­стей, спины, затылочных (запрокинутая голова, положительный симптом Кернига), их тремор и судорожные подергива­ния, нарушение функции дыхательной мускулатуры (саккадированное дыха­ние), спазм сфинктеров—узкие зрачки, задержка мочи при перерастянутом мо­чевом пузыре, повышение АД (токсогенная каракуртовая гипертония) - созда­ют весьма характерную картину заболе­вания и позволяют поставить правиль­ный диагноз. В крайне тяжелых случаях возбуждение сменяется апатией, депрес­сией, спутанностью сознания (иногда с психотическими реакциями), коллап­сом и прогрессирующей одышкой с явле­ниями отека легких (крепитация и влаж­ные хрипы, пенистая мокрота). У некото­рых больных появляется розеолезная сыпь на коже. Для острой фазы интокси­кации особенно характерен феномен на­слоения различных по характеру и лока­лизации болей друг на друга, сочетаю­щийся с чувством страха, возбуждения,, резкой мышечной слабостью- и напря­жением различных групп мышц, нару­шениями перистальтики и мочеотделе­ния, повышением АД и температуры тела.
 
При легких формах отравления бо­лезненные явления купируются к концу первых суток, при формах средней тя­жести и тяжелых - могут длиться 3-4 дня.
 
Неотложная помощь.
Течение интоксикации существенно облегчается внутривенными введениями 10 мл 10% раствора хлорида кальция или 25 % раствора сульфата магния. При усиле­нии болевого синдрома и напряжения мышц спустя 1-2 ч. после первой инъек­ции указанных препаратов их внутривен­ное введение может быть повторено. Можно чередовать введения хлорида кальция и сульфата магния с интервалом 1 – 1 /2 ч.
 
 При преобладании болей . и напря­жения мышц несколько более выражен­ный эффект оказывает хлорид каль­ция, при артериальной гипертонии и за­держке мочи -сульфат магния. Высо­коэффективна специфическая иммунная антикаракуртовая сыворотка, которая при раннем введении быстро обрывает интоксикацию. Ее вводят подкожно или внутримышечно (лучше!) по Безрёдке по 10-20 мл желательно в течение пер­вого часа интоксикации. При задержке мочи показана катетеризация мочевого пузыря.
 
Госпитализация срочная!
В стационаре при недостаточной эффек­тивности препаратов кальция и магния дополнительно подкожно вводят промедол (0,5-1 мл 1 % раствора). Следует избегать назначения мочегонных средств и избыточного введения жидкости в свя­зи с выраженным нарушением моче­отделения. Фуросемид при одновре­менной катетеризации мочевого пузыря вводят только при развитии отека легких.       
www.medik.dp.ua.
Все права защищены.
2008 год
Информационный портал о медицине и сопутствующих услугах. Справочник медицинских учреждений. Энциклопедия любви. Медицинская энциклопедия. Справочник лекарственных препаратов. Лекарственный справочник. Неотложная помощь. Неотложка. Стоматология. Медицинские рефераты.

var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));